Загальна кількість переглядів сторінки

пʼятниця, 31 травня 2013 р.

Русь рабовладельческая...

     
Аналізувати погляди наших істориків на середньовічну Русь - саме задоволеня. Бо яких лише емоцій при цьому не переживеш: подив, гнів, захоплення, страх, розчарування, надію, радість...
Все це від того, що, як це не дивно, історію Русі ІХ-Х сторіч детально і незаангажовано ніхто ніколи не вивчав - більше політикою займалися. Пропонуємо подивитися на процес багаторічного замулуювання академічною наукою нашої давньої історії збоку. З позиції сторонього спостерігача-аматора. Дуже цікаво.


ПАВЛО  ПРАВИЙ
из книги
КРЕЩЕНИЕ ЛОЖЬЮ
 



Законы истории неумолимы. Любые сколь-нибудь значительные события в жизни народа имеют свои причинно-следственные связи. Проще говоря, в более или менее крупном историческом масштабе, ничего не происходит просто так – все события подготавливаются предыдущей историей народа, имеют экономические, социальные, культурные предпосылки. В философии это называется «базисом».
 Соответственно и такое важное событие, как смена религии, более того – принятие государственного вероисповедания должно было состояться лишь тогда, когда общество до этого «дозрело». Собственно, принятие христианства ученые напрямую связывают с утверждением в этом самом обществе феодальных отношений.
Согласно теории общественно-экономических формаций, христианство (якобы) утверждается лишь там, где феодализм победил рабовладение.
Первым христианскую религию, как государственную принимает Великая Армения при царе Трдате III в 301 году. И именно к началу IV века относят оформление в этой стране феодальных отношений. В Грузии феодализм начал устанавливаться в ІІІ ст., а принятие христианства как государственной религии относится к веку IV (326 год). В Позднем Риме феодальная система зарождается в IV веке и обратите внимание на то, когда христианство в империи стало государственной религией.
Сейчас не будем дискутировать о том, насколько верна теория общественно-экономических формаций и имеются ли примеры «чистых» феодальных или рабовладельческих систем, поскольку это – отдельный большой вопрос. Любой любитель истории возразит, что в классических рабовладельческих государствах существовал слой свободных крестьян, которые были производителями основной доли тогдашнего ВВП, так же, как в считающихся эталонными феодальными системами государствах имелась значительная доля рабов. Дело тут в общей тенденции, а она прослеживается достаточно четко.
О христианстве как идеологической опоры именно феодальной системы, настолько иерархичной, что в ней, в отличие от «капитализма» или даже «рабовладения» практически не существует «социальных лифтов», написано немало и убедительно. Античные боги – якобы – не давали четкого ответа на вопрос об отношениях между плебсом и аристократией вообще, и в отношении статуса верховной власти в частности. Христианство же проповедовало божественности императорской (королевской, княжеской, герцогской, царской, ect.) власти. Вообще любой власти.
То же касается и Руси. Пока, по мнению академиков, Русь в социально-экономическом развитии оставалась на уровне родоплеменного строя, вера в Перуна, Волоса, Стрибога, Мокошь и других божков элиту устраивала. И лишь с усилившейся имущественной дифференциацией, с возникновением централизованной княжеской (и великокняжеской) власти, с эволюцией родовой знати в бояр-землевладельцев старые религиозные системы перестали соответствовать «реалиям времени».
Ключевой вопрос: имелись ли социально-экономические предпосылки в Руси для модернизации религиозно-мировоззренческой? Иными словами, если к Х веку феодализм, хотя бы и «ранний», в Киеве был в основном построен, значит, принятие христианства имело прочные основания. Если же нет, тогда прорыв 988 года есть исторической аномалией и является следствием каких-то личных амбиций, интересов и целей князя Владимира. Бог ему сказал во сне. Примерно как Мухаммеду.
На первый взгляд, ответ на этот вопрос прост. За многие десятилетия нас приучили к единственно верному ответу. Так и прописано в учебниках, энциклопедиях, монографиях и многочисленных статьях в Интернете:
«Дальнейшее развитие требовало консолидации сил внутри страны, а это было трудно сделать в условиях, когда разные города поклоняются разным богам. Нужна была объединяющая идея единого Бога. Международные отношения также требовали принятия христианства, так как Русь поддерживала постоянные контакты с христианскими странами Западной Европы и Византией. Для упрочения этих контактов нужна была общая идейная платформа» (http://www.grandars.ru/college/filosofiya/kreshchenie-rusi.html).
Тут же нам любезно расскажут о попытке князя Владимира как-то консолидировать религиозные системы Руси, увязать разных богов вместе (это когда князь якобы поставил на замковой горе принадлежащих разным племенам истуканов), и причину провала этой попытки доходчиво объяснят – не выживают идолы при феодализме. И убедят, что другого выхода как крещение у Руси не было.
Действительно, не было. И из этого вроде бы логично вытекает, что было само крещение. И феодализм тоже был, куда же без него, окаянного.
«Язычество не только разделяло восточнославянские племена, но и противопоставляло на религиозной почве Русь другим государствам. Ведь Византия и ряд соседних славянских стран, с которыми Русь поддерживала тесные отношения, были уже христианскими (Болгария, Чехия, Польша).
Официальное введение христианства на Руси Владимиром великим в 988 г. Было подготовлено предыдущим историческим развитием восточнославянских земель» (История Украины. Учебное пособие для 7 класса общеобразовательных учебных заведений. Запорожье, Премьер, 2004).
Так учат наших детей. Чтобы они проникались чувством национальной и расовой неполноценности: а то как же – буквально все другие народы вокруг уже исповедуют «правильную» веру, т.е. монотеизм, а наши пра-пра-пра…
Спрятавшись в дремучих лесах, вшивые и грязные, предки наши молились каким-то чуркам деревянным, камням да ручьям; прятались от цивилизованного мира, негодяи эдакие, не желая «приобщаться». И только к тому времени, когда в Европе уже вовсю заканчивались Темные века и наступал период Позднего Средневековья, наша отсталая Русь, наконец, еле-еле дозрела до раннего феодализма и, как следствие, принятия христианства.
Такой поход к трактовке нашей с вами истории, увы, знаком. Нас этим кормили в течение нескольких последних десятилетий. Даже не так – нескольких столетий, начиная с тех благословенных времен, когда немецкие «специалисты», приглашенные в Российскую империю немкой же, при полном попустительстве контрразведывательных органов прокравшейся на императорский трон, написали для славян «историю», согласно которой вся цивилизация к нам привнесена как раз этими же немцами. Впрочем, до этого мы еще дойдем.
Читая  чушь о том, что наша Родина якобы пребывала в дикости, отставая от «передовых стран», вдруг понимаешь, что столкнулся с… самым настоящим фашизмом. Да-да, именно так – с фашизмом, ибо краеугольным камнем этой идеологии есть теория расового превосходства одного народа (народов) и неполноценности другого (других).
И как иначе: Русь приняла христианство последней в Европе, за исключением, может быть, далеких, изрезанных фиордами, почти безлюдных земель Скандинавии. Соответственно, исходя из законов исторического развития, это была совершенно дикая, социально и экономически не развитая страна. Да и не страна вообще, а так – непонятно что – некая аморфная субстанция, само явление которой выпадало из той же теории социально-экономических формаций, которой до сих пор поклоняются мракобесы из академий наук.
Так? Нет, оказывается, не так! Как ни удивительно, сказания о том, что социально-экономические отношения в Руси «дозрели» до принятия христианства лишь к концу Х века, наши ученые умудряются соединять с не менее красивыми историями про то, что
«В X в. Киевская Русь была сильным феодальным государством с высоким уровнем ремесла и торговли, духовной и материальной культуры» (http://www.grandars.ru/college/filosofiya/kreshchenie-rusi.html).
Да как же так, уважаемые? Даже школьнику понятно, что, прежде чем стать «сильным» феодальным государствам, Русь должна была сначала стать государством, хоть и не сильным, но опять же – феодальным, ибо первобытно-общинный и родоплеменной строй государства не знают. А там, где феодальные отношения, там – христианство. Или ислам. Или даже иудаизм, но обязательно – монотеизм. Так нас учат те же академики. Те же академики учат, что лица, поклоняющиеся деревьям, ручьям и вырезанным из липовых колод истуканам не могут создать что-либо, называемое предметами высокой духовной культуры. В школьных учебниках черным по белому пишут, что
«С христианством в Киевскую Русь пришла письменность, книжное искусство (изготовление пергамента и бумаги, переписывание и оформление книг) церковное хоровое пение, развилась архитектура, каменное строительство, художественные ремесла мозаики и изготовление стекла, фрески, иконопись и пр.» (История Украины. Учебное пособие для 7 класса общеобразовательных учебных заведений. Запорожье, Премьер, 2004).
Ах, какая отсталая Русь! Бумаги, видите ли, до прихода христианских попов, убогие славяне не знали! Да и зачем им бумага, ежели они писать не умели? О «руническом письме» горе-историки, видимо, никогда не слышали. О таинственных «чертах и ризах» - тоже. Арабские средневековые авторы, жившие за тысячи километров от Киева, о них знали, а наши украинские ученые, рассказывающие об истории украинским школьникам, нет?
Авторам с умными и честными глазами, надобно бы знать, что в Европе бумага, причем, как очень большая редкость, появилась лишь в ХІІ веке. Надобно бы рассказать детям, что вплоть до XV века большинство книг изготовлялось из пергамена и велени.
Стекла наши предки тоже не знали. Вернее, знать-то знали – завозили из «цивилизованных стран», прежде всего – Византии, но сами делать не умели. Так практически во всех справочниках и написано. Правда ли это? Нет, уважаемый Читатель, это – выдумки последователей бесноватого фюрера и его министра пропаганды.
«…в специальном трактате о художественных ремеслах, составленном ученым монахом-пресвитером Теофилом из монастыря Панталеоне в Кельне (Х - ХI в.в.) автор описывает технику ремесел на основе собственных наблюдений. Он называет разные страны, которые славились художественными производствами, среди них Византия, Аравия, Русь, Италия, Франция, Германия» (http://world.lib.ru/c/chernjak_l_m/steklo.shtml).
Обратим внимание: в Х веке Русь не просто имела эту, по тем временам, сложнейшую технологию, но и славилась высоким качеством продукции! А это предполагает наличие многолетней культуры производства с собственными, тщательно оберегаемыми от конкурентов секретами и традициями. И пришедшие в Киев в конце века греческие попы здесь совершено ни при чем. Вернее, не так: нашим «историкам» приказано учить украинский народ тому, что попы как раз и «при чем», что без них не было у наших предков культуры, что без греческого православия на улицах Киева и Полоцка волки выли.
Как все эти противоречия разрешить? Как верстать взаимоисключающие рассказы о Киевской Руси этих наших пиратов от истории? Как объяснить?
Потерпите, уважаемый Читатель, объясним. Аргументировано и логично. И докажем, что Русь все же не была европейскими задворками до славного 988 года, как в этом нас пытаются убедить некоторые продажные «историки». Всему свое время.
А пока возвращаемся к непростой теме социально-экономических предпосылок «христианизации» Руси.

И вот теперь вопрос: когда же феодальные отношения зародились и когда укрепились в Руси? Когда возникли эти самые предпосылки христианизации? Когда бородатые славяне вылезли из землянок и начали строить города, корабли, дворцы, засечные черты, оружейные и ювелирные мастерские, библиотеки и крупнооптовые купеческие лабазы?
Ответ потрясает. И раньше, и до сих пор отечественные историки не смогли четко определиться с ответом на этот вопрос! Более того, вплоть до 30-х годов минувшего века само существование феодальных отношений в Руси не было доказано! Вдумайтесь, уважаемые: на дворе – ХХ век. Американцы изобрели холодильник и телевизор. Коммунисты – концлагеря и колхозы, а нацисты – газовые камеры и крематории. Англичане расшифровали египетские иероглифы; моравский еврей Фрейд разработал теорию психоанализа и практику употребление кокаина, а львовский еврей Лилиенфельд – транзистор. У нас же так и не нашли однозначного ответа на один из фундаментальных вопросов прошлого!
Граждане историки! Академики и профессора! Неужели вас такой провал в академической науке не поражает? Неужели не мучит вопрос: почему?
Претензии наши очень вески: как господа и товарищи историки, все эти Соловьевы, Ключевские, Грушевские, Вернадские, Погодины, Костомаровы изучали историю России, Украины, Беларуси, если не имели представления о том, когда и как у нас сформировались социальные группы феодалов и зависимых крестьян? Это прохожему на улице все равно, а историк ведь, даже если это студент первого курса истфака, понимает всю важность проблемы!
Ладно, царские времена. Тогда теория общественно экономических формаций, мягко говоря, не вызывала восторга в российской академической науке. Потому подавляющая часть ученых мола не задумываться, над тем, чего там в Руси развивалось, какой базис, какая надстройка. Но в 1917 году власть в стране захватили приверженцы марксизма-ленинизма и…
И ничего. Как не было четкого определения типа социально-экономических отношений в Руси, так и не появилось. Отечественные ученые занимались чем угодно, вплоть до поиска черт коммунизма в Китае периода восстания «желтых повязок», но Киев периода Х века их почему-то не интересовал. Теорию классовой борьбы в те годы пристегивали к чему угодно, вплоть до кражи крестьянами хвороста из господского леса и забредшим на помещичье поле мужицким коровам. А история Киева IX-X вв. оставалась своеобразным «табу».
И опять мучит тот же вопрос: да почему же?!
Но вот, наконец, на горизонте появился выдающийся советский ученый Борис Дмитриевич Греков, который, наконец, эти льды торосовые  взорвал. Появился не просто так, а «по высочайшему соизволению», ибо, как это часто бывает, в дело вмешалась высокая политика. Это настолько интересно, что мы позволим себе немного отвлечься, дабы на подходящем примере проиллюстрировать, насколько историческая наука важна, и какую роль она может сыграть в судьбах целых народов.
Отношение товарища Сталина к исторической науке известно всем и давно. Иосиф Виссарионович определял историю как науку политическую. И прав был, конечно. При Сталине использование историографии как инструмента политики и даже геополитики было возведено в систему.
Российская империя, а потом и СССР всегда претендовали на черноморские проливы. Они на многое претендовали, но проливы стояли, пожалуй, на первом месте, ибо захватив их, российские властители превращали Черное море во «внутреннее» с дальнейшими перспективами завоевания (присоединения) земель на запад и юг от Понта. Босфор и Дарданеллы же контролировала  Турция.
Понятно, товарищ Сталин собирался эту дикую несправедливость исправить, при необходимости – войной, благо, внешнеполитическая ситуация того времени благоприятствовала, - Англия и Франция были заняты борьбой с набирающим силу гитлеровским режимом и вряд ли бы смогли, как в середине XIX века, воспрепятствовать очередному исправлению границ на пользу советской империи.
Однако ни один агрессор себя агрессором никогда не называл. Он всегда от кого-то защищался или кого-то освобождал. Наполеон в 1812 году освобождал русский народ от крепостного рабства; Российская империя в 1877 году – «братьев-славян» от турецкого ига; СССР в 1940 году финских трудящихся от империалистов, конечно, по просьбе сформированного перед этим в Москве правительства Финляндской Демократической Республики главе с членом Политбюро ЦК ВКП(б) тов. Куусиненом; нацистская Германия защищалась в 1939 году от «подлого нападения» поляков на немецкий город Гляйвиц…
Для Российской империи идеологическим обоснованием войн за земли на Кавказе и Балканах, принадлежавших Турции, являлась придуманная некогда в Москве теория «преемственности» Византийской империи. Ключевым был здесь вопрос православия, дескать, с захватом турками Константинополя, роль лидера православного мира перешла именно к московским царям. По этому поводу был даже присвоен герб Восточной Римской империи – двуглавый орел и введена в оборот теория «Москва- Третий Рим».
Готовя большую войну, Сталин не стал изобретать велосипед. Идея через легенду Крещения Руси Владимиром именно от Константинополя обосновать претензии на сам Константинополь, получает новый толчок.
В 1936 году начинается крутой поворот в сторону «замирения» власти с Церковью. Была запрещена пьеса Демьяна Бедного «Богатыри» - «за глумление над крещением Руси», а в 1939 году принято закрытое постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о запрете преследования православных священников (именно – православных – положение католиков, греко-католиков, мусульман оставалось тяжелым) – своеобразный «подарок» на юбилей «крещения».
Вот тут и выяснилось, что идеологическое обоснование строить не на чем. Что минуло 950 лет со дня «крещения» Руси, что через десять лет Иосифу Виссарионовичу надо было праздновать 500-летие Русской православной Церкви, а стройной научной концепции христианизации древнего Киева не было. Не проводить же идеологическую обработку комсомольцев с помощью Жития св. кн. Владимира!
Нехорошо, - сказал сам себе Иосиф Виссарионович, и «поставил вопрос». Немедленно Политбюро и ЦК дали «зеленый свет» изучению вопросов, ранее по причине жестокой борьбы с «поповским мракобесием», пребывавшим в опале. 
Вот в таких условиях и появился ученый, который совершил настоящий переворот в науке, сравнимый разве что с изобретением пенициллина.
«Именно он первым доказал существование феодальной формации в Киевской Руси» (http://ru.wikipedia.org/wiki/Греков,_Борис_Дмитриевич).
Случилось это не абы когда, а в 1939 году. Революционная монография называлась «Киевская Русь» и за нее автор получил Сталинскую премию, что само по себе говорит о многом тем, кто ориентируется в реалиях того времени. Правда, кое-где нет-нет, да и прозвучит едва слышно, что Греков не всегда писал то, что думал, что определенное давление со стороны властей
«… заставило Грекова прибегать к научным компромиссам, писать работы «на заказ». В частности это отразилось на его работах, посвященных социально-экономическому развитию восточных славян в сутки Средневековья, возникновению и развитию феодальных отношений в Киевской Руси» (http://nado.znate.ru/Греков_Борис_Дмитриевич#link3).
Вот вопрос: если бы товарищ Сталин проморгал, если бы не заметил несоответствия положения вещей (вернее их отсутствие) в истории Киевской Руси, если бы Борису Дмитриевичу, на которого в НКВД имелся очень интересный материал о его взаимоотношениях с бароном Врангелем, не заказал труд, проникнутый «…идеологией марксизма-ленинизма и сталинизма» (там же); если бы не канун празднования знаменательной даты, празднования, давшего старт политике «борьбы за византийское наследство; неужели отечественный исторический бомонд и дальше игнорировал бы вопрос, почему Русь – единственное в мире государство, социально-экономическая система, которого суть туманная мгла?
Что же там «разработал» товарищ Греков?
«В результате своих исследований Б. Д. Греков выделил переходный период от родового строя к феодальному. У восточных славян он продолжался с VI по VIII век. В это время, по мнению Б. Д. Грекова, происходило разложение общинно-патриархального строя, развивалось имущественное и политическое неравенство, на основе которого возникли классы. Именно в VI—VIII веках появилась частная собственность на землю, стали развиваться крупное землевладение и эксплуатация землевладельцами крестьян-общинников. Тогда же появились и первые восточнославянские политические объединения. Б. Д. Греков писал: «IX век застает завершение этого процесса в форме огромного Древнерусского раннефеодального государства. В течение IX—XI веков при активном содействии надстройки происходит дальнейшая феодализация древнерусского общества» (http://bibliotekar.ru/rusNovgStrazh/5.htm).
Ура академику! Наконец-то, так сказать, эврика посетила фундаментальную науку! Наконец факт существования феодализма в Руси доказан! Есть социально-экономический базис принятия крещения Руси от Византии! Дальше – проще. Осознав, что следовать по пути марксизма-ленинизма-сталинизма куда как прибыльно, престижно и безопасно, позиции Б.Д. Грекова тут же разделили другие корифеи советской исторической науки.
«Концепция Б. Д. Грекова была поддержана большинством советских историков и получила дальнейшее развитие в трудах академиков М. Н. Тихомирова, Л. В. Черепнина, Б. А. Рыбакова, многих других ученых. Все советские историки солидарны в том, что в своем развитии Россия прошла этап феодальной общественно-экономической формации» (http://www.novsu.ru/dept/1107/i.962746/?id=423860).
Вот тогда и появился тезис о сильном феодальном государстве, вознесшемся к Х веку на практически недосягаемую высоту и которое требовало смены многобожия на монотеизм. Даже сейчас, несмотря на попытки отдельных товарищей поколебать позиции школы Грекова, она остается огромным, правда, чуть потрескавшимся колоссом.
Тему бросились развивать и совершенствовать многие и лучшие умы советской историографии.
Михаил Николаевич Тихомиров аккурат в 1939 году защитил докторскую диссертацию. На тему Киевской Руси. С 1934 года исполнял обязанности профессора на историческом факультет МГУ. Но вот до книги Грекова ему в голову не пришла мысль поднять вопрос о том, имел ли место феодализм в Киеве Х века, или там с момента захвата града Олегом начали возведение коммунизма.
Борис Александрович Рыбаков (никакой иронии!) – глыба советской историографии и археологии. В 1939 году защитил кандидатскую. Тоже по Киевской Руси. На то время он уже восемь лет работал в (держитесь крепче!) отделе раннего феодализма Государственного исторического музея! Во как: феодализма в Киевской Руси до 1939 года не видели, а отделы, кафедры, направления в институтах и музеях имели! Чем же они все там занимались, десятки кандидатов, доцентов, докторов? Аспирантками?
Одновременно с «раскруткой» новой теории начались гонения на т.н. «школу Покровского». Михаил Николаевич Покровский, профессор, «глава исторической марксистской школы в СССР, главное, член РСДРП-ВКП(б) с 1905 года, заместитель наркома просвещения РСФСР, старался, как мог. Мы не будем сейчас говорить о его роли в многочисленных арестах профессорско-преподавательского состава институтов и университетов в 30-е годы – это отдельная невеселая тема. Сейчас мы говорим об эволюции его научных «воззрений».
В полном соответствии с марксистской теорией, он пытался найти черты рабовладельческой формации в Руси, которая должна была сменить родоплеменной строй. Плюс, мучимый неудовлетворенным ура-патриотическим чувством, сей «ученый» выдвинул смелую концепцию, которая (пер. с украинского наш, П.П.):
«…предусматривала отрицание существования государственных институтов периода Киевской Руси. А поскольку государство должно носить исключительно классовый характер, то появление его следует отнести ХVІ ст. Древняя Русь  для него была не «продуктом» внутреннего развития, а следствием внешнего толчка, который оказали в своем движении на юг норманны» (http://www.rusnauka.com/2._SND_2007/Istoria/19352.doc.htm).
И не угадал. Проспал новые веяния. Сам же в докладе «Общественные науки в СССР за 10 лет» определял историю, как «… политику, опрокинутую в прошлое», и не сумел вовремя определить, когда политическая необходимость заставила советскую историческую науку переступить через теорию развития социально-экономических формаций, отправив Киевскую Русь из родоплеменного строя, минуя рабовладение, прямо в феодализм. И кому же, как не «красному историку» с дореволюционным партийным стажем знать, что большевикам (на определенном этапе) была глубоко безразлична национальная составляющая. Это в царские времена выкладкам профессора о зарождении Государства на землях восточных славян лишь в XIV  веке, когда существовала Москва, а Киевской Руси уже не было, аплодировали бы наимахровейшие русские шовинисты.
Но у пролетариев, как известно, Отечества нет, соответственно и у самой «пролетарской» из всех партий – тоже. Не помогло Покровскому старание расписать Малороссию как край, в котором живет народ, исторически не способный на создание своего государства; не помогло похвальное стремление переписать честь создания государства на Москву периода хана Тохтамыша – товарища Сталина и других товарищей в Политбюро интересовали совсем другие теории и концепции.
 Впрочем, и у последователей Грекова недолго музыка играла… Пока существовали СССР и власть коммунистов, концепции марксизма-ленинизма поддерживались всей мощью репрессивного аппарата. Пусть бы попробовал кто-то выступить против классового подхода в изучении истории. Игорь Яковлевич Фроянов, например, испытал на собственной шкуре все прелести отклонения от «генеральной линии».
«Представители школы Грекова, многие из которых были вооружены академическими званиями, - Б.А.Рыбаков, В.Т.Пашуто, Л.В.Черепнин - очень ревниво относились к тому, что писали и утверждали. А тут вдруг в исторической науке нежданно-негаданно появился новый человек, который начал все ими написанное (горы книг!) переиначивать, поворачивать дело так, что их идеи теряли монополию в науке. Но они считали, что все должно быть так, как у них, что существует созданная ими единственно правильная марксистско-ленинская концепция истории Киевской Руси, отходить от которой ни в коем случае нельзя. Моя докторская диссертации три года «висела» в ВАКе, ее не утверждали, обвиняя меня как раз в отходе от марксизма. А.М.Сахаров, которого я уже упомянул, являлся тогда в ВАКе председателем экспертной комиссии. Я его спрашивал, какие претензии к моей работе. Он отвечал, что дело в отходе от ленинской концепции.» (http://ruskline.ru/analitika/2011/06/21/ya_schitayu_sebya_po_umonastroeniyu_pravoslavnym_chelovekom/).
Спасибо хоть не посадили. За антисоветчину.
А потом наступили времена другие. И тут оказалось, что, несмотря на многолетние «исследования», теория развития феодализма в Руси не подкреплена ни письменными, ни нумизматическими, ни археологическими источниками. Не было чего подтверждать? Было, мы позже к этому вопросу вернемся. Тут другое: чем все эти академики и профессора занимались вместо поисков «железобетонных» доказательств? Докторантками?
Слабину в концепциях «маститых» учуяли мгновенно. Трещины в монолите колосса разглядели. И тут же принялись их долбить. Безжалостно. Цинично. Нагло. Выяснилось, что колосс, как ему и положено, стоит на ногах из настоящей, первосортной глины.
В первых рядах выступил уже упоминавшийся нами ученый:
«С новой концепцией общественного строя Древней Руси выступил И. Я. Фроянов. Скрупулезный анализ источников привел его к общему выводу, что Киевская Русь не была феодальным государством, а лишь стояла на пороге возникновения феодальных отношений» (http://bibliotekar.ru/rusNovgStrazh/5.htm).
Игорь Яковлевич потому и не был посажен, что не отрицал классовую теорию как таковую. Нет, он лишь отрицал способность наших предков создать цивилизацию, имевшую определенную социальную структуру, сиречь, классовое неравенство. Ту, которая в Европе и Азии. Ту, которая создала дворцы и замки, церкви и мосты, армию и флот, налоговую систему и рыцарские латы, литературу и пояс верности, трехполье и множество других хороших и не очень вещей.
Взгляды И.Я. Фроянова разделяют многие современные историки как в России, так и в Украине. Например, кандидат исторических наук, профессор Новгородского государственного университета и даже Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации Андреев Василий Федорович в своей книге «Северный страж Руси. Очерки средневекового Новгорода» указывает, что, по его мнению
«…в гораздо большей степени, чем концепция Б. Д. Грекова, находит опору в показаниях источников» (http://bibliotekar.ru/rusNovgStrazh/5.htm).
Красивая фраза. Научная. Сразу видать маститого историка, обремененного не только научными степенями и грамотами Министерства образования РФ. Но мы будем бдительны и зададим вопрос: о каких источниках идет речь? Какие из них «не показывают»?
Археологические? Фроянов, естественно, в первую очередь ссылается на них:
«Выдающийся исследователь восточнославянских древностей И.И. Ляпушкин подчеркивал, что среди известных нам жилищ «в самых разных районах лесостепной полосы нет возможности указать такие, которые по своему архитектурному облику и по содержанию в них бытового и хозяйственного инвентаря выделялось бы богатством. Внутреннее устройство жилищ и найденный в них инвентарь пока что позволяет расчленить обитателей этих последних лишь по роду занятий – на земледельцев и ремесленников. Другой известный специалист в области славяно-русской археологии, В.В. Седов, пишет: «Возникновение экономического неравенства на материалах исследованных археологами поселений выявить невозможно. Кажется, нет отчетливых следов имущественной дифференциации славянского общества и в могильных памятниках VI-VIII вв.» (И.Я. Фроянов. Загадка крещения Руси).
На кого рассчитаны эти писания? Неужели на нас? А может, это в среде «маститых» научные дискуссии ведутся на таком уровне?
Позвольте же нам, господа, вставить свои «пять копеек от дилетанта». К сведению вышеназванных товарищей и их сторонников, если сейчас пройтись по квартирам спальных районов Москвы или Киева, то обнаружишь ту же картину, которую И.И. Ляпушкин наблюдал в Новотроицком городище. Тамошние квартиры тоже не будут кардинально отличаться друг от друга ни по бытовому, ни по хозяйственному инвентарю. Однако это вовсе не означает, что в современном украинском (российском) обществе нет имущественного расслоения. Просто поиски следует проводить на Рублевке или в Буче.
Впрочем, археологические раскопки Иван Иванович проводил отнюдь не в стольном граде, а в провинции. Новотроицкое городище расположено, к примеру, в нынешней Сумской области, ряд раскопок выдающий археолог провел в Липецкой, Курской, Белгородской областях, которые ни по нынешним меркам, ни по меркам VIII-X  ст. к эпицентру цивилизации, да простят нас местные жители, никак не отнесешь. Потому параллели проводит надо не с Москвой и Киевом, а, например Енакиево Донецкой области. Кто-нибудь из академиков был в современном Енакиево? Исследовал там бытовой инвентарь и архитектуру жилищ?
Для того, чтобы оттенить выдающиеся мысли отечественных историков относительно методов определения степени социально-экономического расслоения общества Руси, экстраполируем ситуацию на иные земли. Вот Западно-Франкское королевство Людовика V – осколок империи Карла Великого. Время – 987 год. Типичное поселение (по нашему – городище) состояло из нескольких шатких, крытых соломой или камышом домов, топившихся «по-черному», колодца, сараев и пыльной площадки для сходок. Все это окружалось частоколом.
Значит ли это, что у франков конца Х века не было имущественного расслоения? Никак нет! Ибо барон (герцог, граф, маркиз) и прочая подобная братия проживали в замке. Собственном. Замок этот, как правило, стоял далеко от деревень черни, дабы было время на подготовку обороны, вздумает эта самая чернь взбунтоваться; на холме или другом удобном для обороны месте. Плюс отдаленность от крестьянских городищ не оскорбляла благородное обоняние обитателей замков миазмами, переполнявшими средневековые деревни, а визг свиней не мешал утреннему, как известно, самому сладкому сну сиятельств.
Да что там дворянские замки! Церкви и те часто стояли на отшибе, за пределами «жилой зоны». Правда, тут причина иная: храмы, как известно, принято ставить на возвышенности, а крестьянские деревни все больше понизу пристраивались, к речкам и ручьям жались.
Неужто наши академики не знают, как обстояло дело во Франции? Знают, конечно. Почему же считают, что у нас было иначе? Потому, что дикие бородатые славяне в землянках? Вот бы и объяснил нам товарищ Ляпушкин, в каких землянках обитали Аскольд, Дир, Олег; в каких норах влачили жалкое существование Свенельд, Стемид, Руар и другие многочисленные «бояре Рюриковы».
Но, возразят, с возмущением, у франков были города, а у нас?! А у нас, в лучшем случае – огороженные деревянным частоколом убогие погосты. Мы на это ответим одной цитатой:
«Хотя в Тёмные века уже существовало множество «городов», они являлись всего лишь укреплёнными поселениями или торговыми центрами, окружёнными правительственными или религиозными сооружениями» (http://ru.wikipedia.org/wiki/Каролингская_империя).
Это не о Руси. Это – о Франции Х столетия. И, если на то пошло, города Руси – Киев, Чернигов, Перяслав, Полоцк были куда больше и богаче «среднестатистического» европейского «города». Лондон, Париж и даже Рим по сравнению с Киевом выглядели жалкими деревушками! Не верите? Позже мы этот вопрос рассмотрим весьма подробно.

Рассказывать доверчивому народу об отсутствии имущественного расслоения в Руси – фашизм чистой воды. Фашисты, как известно, стремятся доказать ущербность определенных этносов в сравнении с другими. Только наш фашизм – особого рода: недочеловеков, не способных ни к государственному строительству, ни к социальному прогрессу, из наших предков делают наши же историки.

1 коментар :

  1. Цікава стаття, як і весь блог. А думки, викладені тут підтверджують, зокрема, листи доньки Ярослава Мудрого Анни про Париж, яким вона його побачила, приїхавши в якості нареченої короля Франції Генріха І. Час звісно пізніший, уже після хрещення Русі, але й цим багато сказано. Французькі дослідники цитують рядки з листа Анни до батька у Київ: «У яку варварську країну ти мене послав; тут житла похмурі, церкви потворні і звичаї жахливі».

    ВідповістиВидалити