Загальна кількість переглядів сторінки

неділя, 16 лютого 2014 р.

Спасіння Кракова Червоною армією - міф?

     
       Распространявшаяся во времена ПНР и постепенно укреплявшаяся легенда о виртуозном манёвре Красной Армии и о том, что она помешала немцам взорвать архитектурные памятники Кракова в январе 1945 года, была – и остаётся – обманом.


      В ноябре и декабре 2010 года на телеканале «AleKino!» демонстрировали два, три раза в неделю, а всего полтора десятка раз, польский пропагандистский военный фильм 1976 года под названием «Спасти город». Режиссёром фильма был Ян Ломницкий, создан был фильм совместно с советской киностудией «Мосфильм». Представленная телеканалом «AleKino!» информация о содержании фильма и полученных им наградах была 34-летней давности и не обновлялась.
      В 70-е годы XX века фильму предшествовала изданная в 1966 году книга Станислава Черпака и Здзислава Хардта «Приказ: спасти город», с 1970 года она издавалась пять раз и была рекомендована Министерством Просвещения и Воспитания для школьных библиотек - для молодёжи, начиная с VIII класса тогдашней начальной школы.

       Фильм «Спасти город» подкупает очень хорошей актёрской игрой, краковскими пейзажами, и, вообще, сделан весьма тщательно, а также с большим размахом, реконструированными реалиями и атмосферой трудной жизни краковян в конце войны. Всё это, однако, было основано на сценарии, утверждающем лживый миф «о манёвре, который спас Краков».
      Кажется, даже режиссёр и актёры в этот миф верили. Сегодня историки знают, что такого манёвра не было! Профессор Хенрик Станьчик в своей монографии «Краковская операция 1945» (2001) пишет, что утверждённый Сталиным план январского наступления предполагал на нашей территории взятие Кракова в клещи двумя армиями Украинского Фронта и уничтожение защищавшей его 17 немецкой армии с использованием тяжёлой артиллерии, а также авиации.
      План этот Красной Армии не удалось реализовать вследствие сильного сопротивления немцев на южном фланге и запоздавшего движения советской армии, шедшей на запад через горную местность. Когда 17 января первая из двух армий оказалась на подходе к Кракову с севера, вторая была ещё на Дунайце, в окрестностях Рожнова.

       Распространявшаяся во времена ПНР и постепенно укреплявшаяся легенда о виртуозном манёвре Красной Армии и о том, что она помешала немцам осуществить операцию по взрыву заминированного Кракова, была – и остаётся – обманом, осуществлённым тогдашним аппаратом пропаганды ради потребностей цементирования официально порабощающей польско-советской дружбы.
      Мне кажется, что управляющее программой «AleKino!» коммерческое телевидение Canal+ не осознаёт, как сильно вредят формированию умов вытаскиваемые из архивов ПНР фильмы из разряда исторической фантастики. Некритическое возобновление былой коммунистической пропаганды указывает на то, что мы всё ещё по непонятным причинам обманываем сами себя.

       Немцы уже в июле 1944 года, когда наступающая Красная Армия перешла Вислу, и русские оказались в 150 км от Кракова, начали ликвидацию лагерей, а также эвакуацию своих учреждений, соединив её с усиленным грабежом ценных предметов из музеев, библиотек, костёлов и частных домов. Из Кракова в страхе бежали также немецкие гражданские сотрудники с семьями.
      Адольф Шишко-Бохуш в своих воспоминаниях «Вавель под немецкой оккупацией», опубликованных в «Краковском Ежегоднике» в 1947 году, пишет, что даже губернатор Ганс Франк покинул свою резиденцию на Вавеле, и его чиновники уехали с Вавельского Холма. Никто тогда не говорил о минировании города.
      В августе, после неожиданной остановки перед Варшавой наступления Красной Армии, Ганс Франк вернулся в замок. Темп эвакуации замедлился, однако до конца 1944 года в Рейх были перевезены около 20 тысяч чиновников из администрации Генерал-Губернаторства. В середине сентября 1944 года началось укрепление города. Как пишет Станислав Домброва-Костка в своей книге «В оккупированном Кракове» (1972), это делалось также для того, чтобы не допустить польского восстания, которое готовила АК.
      Несмотря на это в январе 1945 немцы не решились удерживать столицу своего Генерал-Губернаторства. Они выбрали оборону Верхнесилезского Промышленного Округа, питающего их военную машину. Из-за приближающегося с севера наступления Красной Армии они успели вывести главные войска из города.
     Накануне вступления русских покинул Краков губернатор Ганс Франк, сказав на последнем заседании правительства Генерал-Губернаторства, что «Краков – старый немецкий город - никогда не может быть потерян для немцев». К чему бы немцы хотели в будущем вернуться, если бы у них было приписываемое им намерение взорвать весь Краков или хотя бы только его историческую часть?
      В томе большой монографии «История Кракова», изданной в 2002 году, профессор Анджей Хвальба пишет, что немцы подложили мощные заряды под объекты, важные с военной точки зрения, в частности, под мосты, виадуки, газовый завод, электростанцию и т.п. Немцы установили мины, как и в любом другом городе, в предместьях Кракова.
      Тадеуш Вроньский в «Хронике оккупированного Кракова» (1973) отмечает, что немцы, уничтожая документы, подожгли здания правительства Генерал-Губернаторства (Горная Академия), гестапо и полиции. Подожжены были также склады у главного Вокзала, склады спирта на ул. Цистерсовей и склады на ул. Гжегужецкой. Ни о взрывании всего города, ни о каких-либо приготовлениях в этой обширной хронике нет ни единого упоминания.
      Вечером 18 января 1945 года немцы, отступая на южный берег Вислы, взорвали за собой все мосты. Когда Красная Армия заняла северную часть города, советские сапёры разминировали газовый завод, а также электростанцию.
      Не были заминированы ни замок, ни кафедральный собор, ни королевские гробницы на Вавеле, ни ратушная площадь и архитектурные памятники в центре города, ни костёлы и здания, показанные в фильме.
      В нескольких десятках мест, обозначенных крестиками на плане Кракова и убедительно показываемых зрителям фильма «Спасти город», в действительности также не было спрятанного под землёй ромперита (взрывчатого материала с сильными разрушающими свойствами) в количестве более тоны в каждом из обозначенных мест, в штабелях из 24-килограммовых ящиков.

       В конце 1944 года, опасаясь вооружённого восстания, слухи о минировании Кракова стали распускать сами немцы, пытаясь шантажом остановить поляков. В перечисленных в начале статьи пропагандистских книгах и фильме «Спасти город» эта немецкая идея была подхвачена и использована для того, чтобы создать героев спасения.
      Зато ни слова не сказано было о направлении на Краков мощных артиллерийских частей и уничтожении или повреждении в январе 1945 года артиллерией и авиацией Красной Армии около 450 краковских зданий, в том числе и в центре города, в частности, полное разрушение домов вокруг Главного Вокзала. 
      Опять же – никакой информации о том, что 17 января 1945 года русские сбросили на Вавель, тогдашнюю резиденцию губернатора, авиабомбу, которая, упав на площадь Батория, серьёзно повредила вавельский кафедральный собор и частично замок.
      В пропагандистском фильме не было места информации о вызывавшем ужас поведении советских солдат и функционеров НКВД, таких, как убийства мирных жителей, кражи, реквизиция квартир, вывозки на Восток, а также групповые изнасилования женщин. Зато были радостные встречи. Введение в фильм Армии Крайовей, покрытой славой и пользующейся в польском обществе великим уважением, должно было придать достоверность лживому содержанию.
      Конечно, не упоминалось ни о трагической судьбе краковских солдат АК непосредственно после занятия города, ни о массовых казнях, в частности, в Жешовском и Пшемыском округах, совершаемых подчинёнными маршалу Коневу войсками 1 Украинского Фронта.
     Во времена ПНР укрыванием исторических фактов занялась цензура, взамен создавшая лживый миф. Сегодня этот миф для очень многих является очевидной исторической правдой. Поражает 65-летняя неуязвимость краковской лжи, что можно сравнить с устойчивостью катынской лжи, которая до 1991 года принималась повсеместно, даже западными историками, особенно в Великобритании. В обоих случаях был использован один и тот же механизм фальсифицирования истории.

       Создававшийся десятилетиями миф о братском спасении заминированного Кракова от взрыва глубоко укоренился в Польше и в России не только из-за фильма «Спасти город». В СССР, кроме снятого там фильма «Операция группы «Голос»», было опубликовано множество военных мемуаров, популяризовавших краковскую ложь.
      В Польше большую роль сыграли книги, долгие годы входившие в школьную программу. Благодаря семи изданиям вышеупомянутых пропагандистских книг, в итоге была напечатана 351 тысяча их экземпляров. Их всё ещё можно встретить на каждом шагу.
      Добросовестная монография профессора Хенрика Станьчика, военного историка, «Краковская операция 1945», основанная на ставших доступными лишь в 90-е годы документах, хранящихся в Центральном Архиве Министерства Обороны Российской Федерации, практически недоступна. Ягеллонская Библиотека в Кракове владеет всего одним экземпляром, который находится в Отделе Редких Изданий. Почти как эмигрантские издания во времена ПНР.

       Чтобы стремление к нормализации польско-российских отношений достигло результата, необходимо очищение истории от лжи. По прошествии многих лет русские убедились, что немцы не совершали Катынского преступления.
      Давайте же начнём убеждать поляков, что не было никакого вызванного любовью маршала Конева «манёвра, который спас Краков», что лживо утверждение, будто бы город был заминирован немцами и должен был подвергнуться полному уничтожению, а героями его спасения явились те, кто на десятки лет отнял у нас суверенитет.
      В 1945 году новые оккупанты оказались столь же преступными, как гитлеровцы. В России уже можно говорить правду о Сталине. В нашем краковском деле мы за последние 20 лет свободы не предприняли никаких существенных действий, не указали ясно на фальсификацию.

       Факты известны узкому кругу историков, а результаты их исследований, отрицающих легенду, опубликованы много лет назад. Президиум Гражданского Комитета районов Видок и Видок-Зажече в Кракове, на территории которых стоял памятник Ивану Коневу, в заботе о восстановлении в сознании поляков, в особенности краковян, реального образа событий января 1945 года, обратился в данный момент к краковским властям и органам самоуправления Кракова с призывом начать широкомасштабное противодействие краковской лжи.

      Анджей Кароцкий – председатель действующего в Кракове с 1989 года до сего дня Гражданского Комитета районов Видок и Видок-Зажече. В 1991-1996 годах – председатель совета и правления района VI (Броднице) города Кракова.

Джерело: http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/9545-

1 коментар :

  1. Такую информацию - в центральные сми нужно размещать - обязательно. Слишком мифологизировано наше сознание. Спасибо .

    ВідповістиВидалити